Поиск по этому блогу

среда, 26 мая 2021 г.

Епископ Афанасий Шнайдер. Проповедь на вотивной Мессе о Господе нашем Иисусе Христе Царе

Санкт-Петербург, церковь св. Станислава, 3 мая 2021 г.

Чтения: Кол. 1:12-20; Ин. 18:33-37

Слава Иисусу Христу!

Мои дорогие братья и сестры!

Иисус Христос  – Царь царей. Это истина нашей веры. Он Сам исповедал эту истину, как мы сегодня слышали, перед Пилатом, то есть перед представителем языческой и неверующей мировой державы, какой был Рим; и Он прямо сказал: да, Я — Царь. Это должна говорить и Церковь перед державами мира сего: да, Христос — Царь. Царство Иисуса — это царство, которое освобождает человека от различных форм рабства. А худшая форма рабства — это рабство греха. Это рабство является самым жестоким и опасным, потому что оно сковывает человеческий разум заблуждением, а человеческую волю — злом и, в конечном счете, ненавистью.

Грешный человек, а также человеческое общество часто выбирают своим царем не Христа, а других царей. Человек и человеческие общества не могут существовать без подчинения правителю. Когда человек или общество отказываются подчиняться Христу как своему Царю, они обязательно подчиняются, нравится им это или нет, другому царю, который не является Христом. Человек и человеческое общество не могут существовать и жить в нейтральной зоне, в зоне без царя. Часто люди и человеческие общества произносили эти мятежные и высокомерные слова, слова, в конечном итоге внушенные сатаной, противником Христа: «Мы не хотим, чтобы Христос был нашим царем!» («Regnare Christum nolumus!» — цитата из гимна старого бревиария). [Гимн вечерни на праздник Христа-Царя: «Scelesta turba clamitat: regnare Christum nolumus» — «вопиет злодейская толпа: «не хотим, чтобы Христос царствовал!» — прим. публ.]


Известный французский кардинал [Луи] Пи, живший в XIX веке, говорил: «Свержение Бога с Его престола на земле — это преступление, с которым мы никогда не должны смириться». «Отметьте последние слова, адресованные нашим Господом Своим апостолам: „Дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы“. Заметьте, что наш Господь Иисус не говорит „всех людей, все семьи“, но — „все народы“. Он не просто говорит: „крестите детей, учите катехизису, благословляйте браки, уделяйте таинства, совершайте отпевание умерших“. Конечно, миссия, которую Он возлагает на апостолов, включает в себя всё это, но она включает в себя и нечто большее, поскольку она носит также и общественный и социальный характер. Христос — Царь народов» (Cardinal Pie, Works. VIII, с. 24-25).

В своей первой энциклике в 1939 году Папа Пий XII передал то же самое неизменное католическое учение о царстве Христа, в том числе и социальном, говоря: «В признании царственных прерогатив Христа и в возвращении людей и общества к закону Его истины и Его любви лежит единственный путь к спасению. […] Следуя возвышенному учению Христа, сформулированному Им Самим в двоякой заповеди любви к Богу и ближнему, миллионы душ достигли, достигают и достигнут мира» (энциклика «Summi Pontificatus», 22; 103).

Папа Пий XI повторяет извечное и неизменное учение Учительства Церкви по этой теме, говоря: «Было бы серьезной ошибкой утверждать, что Христос не имеет никакой власти в гражданских делах, поскольку в силу абсолютной власти над всеми существами, переданной Ему Отцом, всё в Его власти. Тем не менее, в течение Своей жизни на земле Он воздерживался от использования такой власти, и хотя сам Он пренебрегал владением земными благами или заботой о них, Он не вмешивался и не вмешивается сегодня в дела тех, кто ими владеет. „Тот, Кто дает царство небесное, не отнимает смертные царства“. [Гимн вечерни на праздник Богоявления: «Non eripit mortalia, qui regna dat cælestia». — прим. публ.] В его власти находятся не только католические народы, не только крещеные... но и все те, кто находится за пределами христианской веры; так что поистине всё человечество подчиняется власти Иисуса Христа“ (Лев XIII, энц. «Annum Sacrum» от 25 мая 1899 г.)»

«Сказать, что Иисус Христос — только Бог отдельных людей или семей, но не Бог также народов и обществ, — значит сказать, что Он не Бог. Сказать, что христианство — это закон отдельного человека, а не закон также и коллективного человека, значит сказать, что христианство не божественно. Сказать, что Церковь является судьей только частной морали, но не имеет ничего общего с общественной моралью, значит сказать, что Церковь не божественна» (кардинал Пи).

Папа Пий X говорит: «Цивилизация – это не что-то, что нужно было бы еще изобретать, и Новый Град [Божий] не будет построен на туманных представлениях; он существовал и существует до сих пор: а это и есть христианская цивилизация, это и есть католическое общество (град). Такой град нужно только постоянно укреплять и восстанавливать против непрекращающихся атак безумных мятежников (безбожников). Всё должно быть восстановлено во Христе» («Notre Charge Apostolique», 15 августа 1910 г.).

XX век был отмечен систематическим исключением и отчуждением Христа как Царя от человеческого общества диктаторскими режимами атеистов. Однако первая политическая попытка такого исключения Христа-Царя из общества была предпринята уже во время Французской революции. Весь регион Франции, жители Вандеи, протестовали и провозгласили Царственное Сердце Христа своим Королем и применили законную самооборону. Это стоило жизни сотням тысяч людей, и они были первыми мучениками Христа-Царя в современную эпоху. Еще один замечательный пример — тысячи католиков, которые были убиты диктатурой масонов в Мексике в 20-х годах прошлого века из-за своей верности Царю Христу. Их отличительным возгласом было «Да здравствует Христос-Царь!», «¡Viva Cristo Rey!». Это было одновременно исповедание веры, своего рода пароль и последняя молитва на их устах в момент их мученической кончины.

Пусть многочисленные современные мученики Христа-Царя испросят нам благодать, чтобы Христос всегда был Царем в нашем сердце, в нашем разуме и в нашей воле; и чтобы мы смогли крепко желать и в пределах наших возможностей способствовать тому, чтобы Христос был Царем каждой души и Царем каждого человеческого общества на этой земле. Все современные мученики Христа-Царя, молитесь за нас. Да здравствует Христос-Царь! Аминь.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

Епископ Афанасий Шнайдер. Проповедь на Мессе в IV воскресенье по Пасхе (Первое Св. Причастие)

Санкт-Петербург, церковь Лурдской Божией Матери, 2 мая 2021 г.

Чтения: Иак. 1:17-21; Ин. 16:5-14

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

Святая Евхаристия — это таинство Божественной любви, sacramentum caritatis. Это таинство веры, mysterium fidei. Евхаристия — величайшее из всех чудес, совершенных Богом, miraculorum maximum. Евхаристия — это величайшее утешение, которое Бог дал нам здесь, на земле, в этой долине слез, потому что Евхаристия — это не святой предмет, Евхаристия — это Сам Господь, это Господь: Dominus Est! Он присутствует там истинно, реально и сущностно со Своим Телом, Кровью, Душой и Божеством.

«Иисус Христос нашел способ, через который Он смог, вознесшись на Небеса, тем не менее остаться здесь, на земле. Он установил достопоклонямое таинство Евхаристии, чтобы Он смог оставаться с нами и быть пищей нашей души; чтобы Он утешил нас и был нашим спутником здесь, на земле» (св. Иоанн Мария Вианней, Проповедь о Причастии).

В декрете, которым Папа Пий X разрешал маленьким детям причащаться, говорится следующее: «Страницы Евангелия ясно показывают, насколько особой была та любовь к детям, которую Христос проявил, когда Он был на земле. Ему было приятно находиться среди детей; Он обыкновенно возлагал на них руки; Он обнимал их; Он благословлял их. В то же время Он вознегодовал, когда ученики прогоняли детей; Иисус строго упрекал учеников такими словами: „Пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царство Божие“. В этом ясно видно, как высоко Иисус ценил невинность детей и открытую простоту их душ, когда Он призвал к Себе маленького ребенка и сказал ученикам: „Говорю вам, если вы не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное… И кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает“. Католическая Церковь, помня об этом, с самого начала заботилась о том, чтобы приводить детей ко Христу через евхаристическое Причастие, которое уделялось даже грудным младенцам» (Конгрегация обрядов, Декрет Quam singulari, 5 декабря 1910 г.)

Есть трогательный пример ребенка Первого Причастия. Это была маленькая девочка, которая жила сто лет тому назад в Ирландии, в городе Корк, ее звали «Нелли Святого Бога» и она умерла свято в 1908 году в возрасте четырех с половиной лет. Ее называли «Фиалкой Святого Причастия». Поскольку Нелли была тяжело больна, а ее мать умерла от туберкулеза, ее отдали для ухода в монастырь сестер-монахинь. Сестра-монахиня, которая ухаживала за Нелли, рассказала ей все о Всемогущем Боге и Его святой Матери, а также о том, как произносить молитвы. Нелли любила слышать о Них и о святых ангелах. Сестра-монахиня также рассказала ей все об Иисусе, живущем в дарохранительнице в храме, и в самый первый раз, когда она отнесла Нелли в часовню, где должны были выставлять Святые Дары, та указала на дарохранительницу и воскликнула: «Вот Он! Здесь Святой Бог!» С тех пор маленькая Нелли всегда знала, когда в Церкви совершалось евхаристическое поклонение, даже если ей никто об этом не говорил.

Когда епископ Корка услышал о маленькой Нелли и ее великой любви к Святому Богу, он сказал, что придет в монастырь и уделит ей святое Таинство миропомазания. Это произошло, и тогда Нелли захотелось принять свое Первое Святое Причастие. «Когда Святой Бог войдет в мое сердце? — спрашивала она. — О, я так тоскую по Святому Богу!» Маленькая Нелли очень хотела принять Иисуса в свое сердце. Однако, поскольку она только недавно отметила свой четвертый день рождения, ее считали для этого еще слишком маленькой. В те дни дети принимали Первое Святое Причастие в возрасте одиннадцати или двенадцати лет. Однако маленькая Нелли не только поняла, что к ней придет Иисус. Она знала Его лучше, чем многие взрослые. Нелли справилась с этим, попросив, чтобы сестра-монахиня и те, кто принял Иисуса в Святом Причастии, подошли прямо к ее постели, чтобы она могла поклоняться Ему в них, а затем они могли вернуться в часовню, чтобы закончить благодарение.

Эллен Орган (Нелли Святого Бога)
24 августа 1903 г. — 2 февраля 1908 г.
Однажды в монастырь приехал один священник, и ему рассказали всё о маленькой Нелли и ее страстном желании причаститься. Он рассказал епископу о ней, и епископ попросил его оценить Нелли. Священник затем посетил ее и, подробно побеседовав с ней, понял, что она действительно готова принять Иисуса в Святом Причастии, хотя ей было всего лишь четыре года. Он попросил разрешения у епископа, и епископ с готовностью согласился. Монахини сшили ей маленькое белое платье, сделали вуаль и венок. Затем Нелли привезли в часовню монастыря для ее Первого Причастия. Это было 6 декабря 1907 года, в первую пятницу Адвента и в праздник святого Николая, покровителя детей. Она провела всю ночь, готовя свое маленькое сердце к приему Иисуса, и этот момент наконец настал. Сестра-монахиня описала сияние на лице маленькой Нелли, когда она приняла Первое Причастие: «Черты ее лица сияли, как если бы великий свет в ее сердце отражался в ее лице». Ребенок, казалось, полностью погрузился в чудо, которое только что получил. Больше, чем многие другие, Нелли поняла слова Иисуса, сказавшего: «Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (Ин. 6:55-56).

Святое Причастие — это лучший дар, который Иисус может сделать нам. «Однажды в Китае молодой коммунист пытался расположить к себе одного из своих друзей-католиков, говоря ему: „Какие подарки дает вам ваш священник? Он не дает вам ни одежды, ни обуви“. Мальчик-католик расстегнул рубашку и спросил своего друга: „Ты видишь то, что у меня в сердце?“ „Конечно, нет“, — ответил молодой коммунист. „Хорошо, — сказал мальчик-католик, — позволь мне сказать тебе, что священник дарит мне то, что мне нужно в моем сердце. Когда я принимаю Святое Причастие, священник питает меня хлебом ангелов. Одежда, которую обещает мне твоя партия, изнашивается; табак обратится в дым, но дары, которые я получаю от священника, я возьму с собой на небо. Это подарки, которые вы упустили из виду“» (L. Lovasik, Treasury of Catechism Stories, Tarentum PA 1965, n. 92).

Святое Причастие — это небо, пришедшее в наши души. В XIX и XX веке в Соединенных Штатах жила Энни Джонс, темнокожая женщина, она умерла в Нью-Йорке в 1940 году. Все с любовью называли ее мамой Джонс, потому что она была для всех матерью. В конце своей жизни она начала принимать наставления в католической вере. Особенно ее впечатлило Святое Причастие. Когда ей было 107 лет, она приняла свое Первое Святое Причастие. И тогда она сказала: «Всю свою жизнь, более ста лет, я планировала оставить вас всех и отправиться на небеса; но сегодня священник принес мне небо» (L. Lovasik, Treasury of Catechism Stories, Tarentum PA 1965, n. 348).

«Иисус находится в таинстве Евхаристии, чтобы помочь нам прийти в Небо, найти в Его Присутствии и Его любви помощь, в которой мы нуждаемся, чтобы очиститься Его Драгоценной Кровью в Святой Жертве Мессы и питаться в Святом Причастии. Мы должны приучить себя видеть Иисуса в таинстве таким, каким Он есть на самом деле, живым человеком с сердцем, наполненным любовью и нежностью. Иисус в Евхаристии — настоящая личность, которая любит нас и желает, чтобы мы пришли к Нему как к Тому, Кого мы любим больше всех» (св. Петр Джулиан Эймар).

Будем «иметь великую любовь к Иисусу в Его Божественном таинстве Любви. Евхаристия, святое Причастие — это божественный оазис в пустыни этой земной жизни. Это небесная манна для нас путешественников к вечности. Это Святой Ковчег. Это жизнь и рай любви на земле» (св. Петр Юлиан Эймар). Аминь.

Епископ Афанасий Шнайдер. Проповедь на Мессе в день св. Екатерины Сиенской

Москва, большая часовня кафедрального собора Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, 30 апреля 2021 г.

Чтения: 2Кор. 10:17-18, 11:1-2; Мф. 25:1-13

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.

Дорогие братья и сестры! Сегодня Церковь отмечает праздник святой Екатерины Сиенской. О впечатлении, которое произвела однажды речь этой святой, свидетельствуют слова Папы Римского: «Смотрите, братия, как недостойны становимся мы в нашей робости перед Господом: эта женщина нам служит укором. Ей было бы к лицу робеть там, где мы уверены, а вышло наоборот: в нашем смущении она не знает страха и ободряет нас».

«Церковь находится ныне в такой нужде, что нужно отказаться от самого себя, чтобы ей помочь, — говорит святая Екатерина, обращаясь к духовенству. — Когда видишь, что ей можно оказать пользу, нельзя стоять в стороне и говорить: „Я не сохраню там своего покоя“. Теперь будет ясно, действительно ли вы прониклись желанием истинной церковной реформы, ибо если это так, то выходите из своего леса и выступите на поле сражения». Мы слышим эти слова сегодня и мы думаем и чувствуем, что они так же актуальны.

Екатерина продолжала дело реформы Церкви, к чему неустанно призывала Папу: «Потребуйте, чтобы священники постарались управиться с собой и направить себя к святой и доброй жизни; насадите в том саду цветы благовонные, пастырей и правителей, которые были бы истинными служителями Христа, которые не имели бы иной цели, как славу Божию и спасение души… Сколько мирян служат им [священнослужителям] к посрамлению, ведя добрую и святую жизнь! Но видно, что верховное и вечное Милосердие хочет осуществить посредством силы то, что не творится во имя любви; Оно попускает, чтобы имущества и земные блага были отняты у Невесты Христовой (Церкви), желая этим указать, чтобы Святая Церковь вернулась к своему первому состоянию, когда она была бедна, смиренна, кротка, целомудренна. Такова она была в то святое время, когда она домогалась лишь славы Божией и спасения душ и имела попечение лишь о делах духовных, а не о светских. Ибо с тех пор, как она стала устремлять свой взор более на мирское, на зримое, чем на духовное, дело стало идти всё хуже и хуже. Видите, вот почему Господь допустил в Своем правосудии столько преследований и тревог для Церкви. Но ободритесь, Отец, и не бойтесь того, что случилось или еще случится, ибо Господь всё это делает, чтобы возвратить Церкви ее прежнее совершенство для того, чтобы в этом оплоте паслись овцы, а не волки, пожирающие то, что должно было принадлежать Господу. Бодритесь во Христе, ибо я уповаю, что Его помощь и полнота божественной благодати будут с Вами, если Вы поступите, как сказано. Среди войны вы обретете полный мир, среди гонений — полнейшее согласие; не человеческой силою, но святою добродетелью Вы сокрушите видимых демонов в образе нечестивых людей и невидимых, никогда над нами не дремлющих».

В другом своем письме Екатерина пишет Папе в истинном духе евангельского дерзновения: «Простите мою смелость и всё, что я вам говорила и говорю сейчас! — меня вынудила Вам высказать драгоценная, первородная истина. Ее именем я говорю, и вот чего, Святейший Отец, она от Вас требует: чтобы Вы учинили суд над обилием нечестивых дел, творимых теми, кто питается и пасется в саду Святой Церкви. В силу того, что Господь Вам дал власть и Вы ее приняли, Вы обязаны применять к делу добродетель и могущество Ваше, и, если бы Вы не захотели им пользоваться, лучше было бы для Вас отречься от того, что Вы приняли, больше было бы от этого пользы для славы Божией и для спасения Вашей души».

Святая Екатерина заявляла, что дело реформы Церкви требует от Папы не только готовности пострадать за Христа и за истину, но и энергичной борьбы. Для этой борьбы нужен меч — ненависть к пороку и любовь к добродетели. «Вот этот меч, Отец мой, прошу я Вас пустить в дело. Пришло для Вас теперь время обнажить этот меч, который состоит в том, чтобы ненавидеть порок в Вас самих, в пастве Вашей и в служителях Святой Церкви... Итак, отсеките порок. Екатерина, Ваша дочь». Какая смелость, какая мудрость — небесная, можно сказать. Эта женщина, святая Екатерина… можно только удивляться и восхищаться, что Господь дал такую святую!

Хотим учиться у святой Екатерины мужественно, горячо и искренне любить Христа и Церковь. Пусть укрепят нас слова святой Екатерины, которые мы читаем в ее книге «Диалог о Божественном Промысле»: «Движим милосердием, Ты, Господи, омыл нас Кровью. Движим милосердием Твоим, Ты хотел беседовать с нами, Твоими созданиями. О, безумие любви! Тебе было мало воплотиться, но Ты хотел и умереть за нас!.. О милосердие! Мое сердце растворяется, думая о Тебе: ибо, куда бы я ни обратилась, я не нахожу ничего, кроме милосердия» (гл. 30). Аминь.