четверг, 18 июня 2015 г.

Миропомазание и юбилей Una Voce (12 июня 2015 г.)

В торжество Святейшего Сердца Иисуса, 12 июня 2015 года Митрополит Архиепархии Божией Матери в Москве арх. Павел Пецци посетил общину приверженцев латинской традиции в приходе Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, и преподал таинство миропомазания двум подросткам (Даниилу-Симону и Иоанне-Елизавете Мартыновым), совершив его согласно usus antiquior, то есть по богослужебному чину, повсеместно принятому в Латинской Церкви до реформ Папы Павла VI.

Затем Владыка присутствовал in choro на Св. Мессе, отслуженной по этому случаю и в честь торжества Святейшего Сердца, в ходе которой произнес проповедь.





В тот же день 12 июня в большом зале курии Архиепархии Божией Матери прошли мероприятия, посвященные 10-й годовщине основания Ассоциации Una Voce Russia и 50-летнему юбилею Международной федерации Una Voce. В празднике приняли участие архиепископ Павел Пецци, священники и прихожане московских приходов, члены Una Voce и Общества Святейшего Сердца Иисуса. Ключевым пунктом программы стало выступление певицы Анастасии Бондаревой и лютнистки Аси Гречищевой, исполнивших несколько литургических песнопений эпохи раннего барокко.

С письменными поздравлениями к членам Ассоциации обратились апостольский нунций в Российской Федерации архиепископ Иван Юркович и президент Международной федерации Una Voce Джеймс Богль.



пятница, 12 июня 2015 г.

Кардинал Робер Сара: литургия дается нам в традиции

Очередная конференция Sacra Liturgia состоялась в Нью-Йорке 1-4 июня. Публикуем русский перевод обращения кардинала Робера Сара, префекта Конгрегации Богослужения и дисциплины Таинств, к участникам конференции.



1. Я рад приветствовать всех вас, собравшихся в Нью-Йорке на первой конференции
Sacra Liturgia в Соединенных Штатах Америки. Я также лично приветствую Его Высокопреосвященство, кардинала Тимоти Долана, архиепископа Нью-Йорка, и благодарю его за проявленный интерес и поддержку этой конференции, призванной подчеркнуть ключевую роль литургической формации и совершения литургии в жизни и миссии Церкви.

Мне было очень приятно присутствовать на презентации итальянского и английского изданий трудов конференции Sacra Liturgia – 2013 в Риме в ноябре прошлого года и поздравить епископа Доминика Рея и всех, кто вместе с ним позволил воплотиться этому благому начинанию, которое теперь добралось и в США.

Я приветствую Его Высокопреосвященство, кардинала Раймунда Лео Берка, который прочитает основной доклад. И я приветствую всех епископов, священников, монашествующих и специалистов-мирян, которые примут участие в работе конференции, а также тех, кто будет совершать Литургию и проповедовать в эти дни. Ваша апостольская работа по продвижению Священной Литургии – важнейшая в наше время. Спасибо за все, что вы делаете.

2. Поскольку Священная Литургия подлинно является источником, из которого проистекает вся сила Церкви, как учит Второй Ватиканский Собор (см. Sacrosanctum Concilium, 10), мы должны сделать все, что в наших силах, чтобы вернуть Священную Литургию в самый центр отношений между Богом и человеком, признавая первенствующую роль Всемогущего Бога в этом исключительном и особом собрании, в котором мы, по отдельности и как Церковь, встречаем Бога, действующего в этом мире. Братья и сестры, нельзя встретить Бога без трепета, без благоговения, без глубокого уважения и священного страха. По этой причине мы должны согласиться с кардиналом Ратцингером, назвавшим «правильный способ совершения Литургии, внутренний и внешний», первой среди наших забот (Joseph Cardinal Ratzinger, The Spirit of the Liturgy, Ignatius Press, San Francisco 2000, p. 9).

3. Когда Святейший Отец, Папа Франциск, просил меня принять служение префекта Конгрегации Богослужения и дисциплины Таинств, я задал вопрос: «Ваше Святейшество, как Вы хотите, чтобы я исполнял это служение? Чего Вы хотите от меня как от префекта этой конгрегации?». Ответ Святейшего Отца был ясным: «Я хочу, чтобы Вы продолжали осуществлять литургическую реформу Второго Ватиканского Собора», - сказал он, - «и я хочу, чтобы Вы продолжали в области литургии благое дело, начатое Папой Бенедиктом XVI».

Друзья мои, в этом деле мне нужна ваша помощь. Я прошу вас продолжать стремиться к достижению литургических целей Второго Ватиканского Собора (ср. Sacrosanctum Concilium, 1) и продолжать литургическое обновление, которому способствовал Папа Бенедикт XVI, в особенности – пост-синодальным Апостольским обращением Sacramentum Caritatis от 22 февраля 2007 г. и моту проприо Summorum Pontificum от 7 июля 2007 г. Я прошу вас быть мудрыми, как домоправитель из Евангелия от Матфея, знающий, когда доставать из сокровищницы новое и старое (ср. Мф. 13:52), так чтобы Священная Литургия, как она совершается и переживается сегодня, не была лишена ни одного из драгоценных сокровищ церковной литургической традиции, всегда оставаясь при этом открытой к легитимному развитию (ср. Sacrosanctum Concilium, 23).

4. У вас достаточно времени, чтобы глубоко рассмотреть эти вопросы. Я бы хотел предложить две особенно значимых области, в которых подлинное литургическое возрождение может продолжиться в XXI веке. Первая состоит в том, чтобы ясно осознавать, что же такое католическая литургия: это поклонение Всемогущему Богу; место, где человечество встречает Бога живого и действующего поныне в Своей Церкви. Помните, важность этого нельзя недооценивать! Литургия – это не какое-то общественное мероприятие или собрание, где мы находимся на первом месте, где важно то, что мы выражаем нашу идентичность. Нет: на первом месте находится Бог! Кардинал Ратцингер писал в 2004 году:

Если Литургия представляется прежде всего пространством для нашей деятельности, это значит, что забывается главное: Бог. Ведь Литургия – это не про нас, а про Него. Забыть о Боге – наиболее грозная опасность нашего времени. Для противодействия этому Литургия должна быть знаком Божьего присутствия (Joseph Cardinal Ratzinger, Collected Works: The Theology of the Liturgy, Ignatius Press, San Francisco 2014, p. 593).

Церковная литургия дается нам в традиции – и не нам придумывать или изменять совершаемые обряды с тем, чтобы они подходили нам или соответствовали нашим идеям, выходя за законные пределы, дозволенные литургическими книгами. Поэтому мы должны служить Святую Литургию верно, с тем уважением и благоговением, о которых я говорил выше.

5. Вторая область, ради которой я прошу вас приложить ваши время и знания, - это распространение здравой литургической формации. Соборная конституция о Священной Литургии решительно утверждает, что «тщетно надеяться на достижение» желаемого литургического возрождения, если «сами пастыри не проникнутся глубоко духом и силою Литургии и не станут наставниками в ней» (п. 14). Мы не можем подлинно участвовать в Священной Литургии, не можем пить из глубин источника христианской жизни, если мы не были воспитаны в духе и силе Литургии. Наш Святейший Отец, Папа Франциск, сказал в прошлом году:

Многое еще остается сделать для верного и полного усвоения Конституции о Священной Литургии всеми крещеными верными и церковными общинами. Я говорю в особенности о необходимости настойчиво и естественно вводить в литургию и давать литургическую формацию мирянам, а также клиру и монашествующим (Послание к участникам Римского симпозиума о конституции Sacrosanctum Concilium, 18 февраля 2014 г).

Я надеюсь и молюсь, что разнообразные начинания конференции Sacra Liturgia могут многое сделать для решения этой неотложной и важной задачи.

6. Дорогие собратья во епископстве, дорогие священники, диаконы и монашествующие, дорогие миряне и мирянки, ваше участие в этой конференции – это знак того, что вы уже осознаете важность Священной Литургии для жизни Церкви. Я благодарю вас за готовность потратить время на дальнейшее изучение и осмысление этой реальности. Я молюсь, чтобы эти дни добавили вам мудрости и знания, помогли вам возрастать в святости и сделали вас еще более ревностными в распространении подлинного литургического обновления в Церкви.

Я надеюсь, что смогу присоединиться к вам на следующей встрече Sacra Liturgia в июле 2016-го в Лондоне.

Пожалуйста, молитесь обо мне, чтобы я мог верно исполнять то служение, на которое призван. Пусть Божье благословение всегда будет с вами!

Кардинал Робер Сара,

Префект конгрегации Богослужения и дисциплины Таинств

пятница, 29 мая 2015 г.

Свящ. Г. Стасюк: "Милосердие – это любовь, проявляющаяся в повседневности"

Еще не выветрился из наших церквей аромат ладана после торжества Сошествия Святого Духа, еще зеленеют деревца и ветки, которыми были украшены храмы к этому празднику, а мы уже вступили в период «рядового времени», которое в современной литургии начинается еще в январе, после праздника Крещения Господня, и течение которого прерывается на 96 дней, занимаемых Великим Постом и Пасхальным временем. Не всегда этот переход был таким внезапным, напротив, на протяжении веков ежегодное празднование Пятидесятницы продолжалось в течение восьми дней. Уже в «Апостольских постановлениях» (IV в.) содержалось предписание: «Отпраздновав пятидесятницу, празднуйте одну седмицу» (Апост. пост., V, 20). В Римской литургии традиция праздновать Октаву Пятидесятницы возникла позднее, уже во втором тысячелетии, однако впоследствии эта октава получила статус «особо привилегированной» наравне с Октавой Пасхи.

II Ватиканский собор никогда не предписывал упразднить Октаву Пятидесятницы. В п. 107 Конституции о Священной Литургии Sacrosanctum Concilium говорится: «Годовой литургический круг надлежит пересмотреть таким образом, чтобы при сохранении или восстановлении традиционных обычаев и правил относительно праздников и постов соответственно условиям нашей эпохи остался в целости и присущий им исконный характер, дабы благочестие верных должным образом питалось в праздновании тайн христианского Искупления, и прежде всего – пасхальной тайны». Едва ли освященное традицией продолженное празднование торжества Сошествия Святого Духа можно считать хоть в какой-то мере противоречащим этому соборному постановлению.

Рассказывают, что когда в 1970 году в понедельник после Пятидесятницы Папа Павел VI (с чьего благословения проводилась литургическая реформа), встав рано утром и придя в часовню, чтобы отслужить Мессу, увидел, что ему подают не красные облачения, а зеленые, в изумлении воскликнул: «Что это такое? Сейчас же Октава Пятидесятницы! Где красные облачения?» На что папский церемониарий ответил: «Ваше Святейшество, теперь это рядовое время, облачения теперь зеленые. Октава Пятидесятницы упразднена». «Зеленые? – удивился Папа. – Этого не может быть! Кто это сделал?» – «Вы, Ваше Святейшество, Вы это сделали». Услышав это, Павел VI заплакал.


Кардинал Джон Генри Ньюмен, причисленный к лику блаженных Папой Бенедиктом XVI в 2010 году, называл Октаву Пятидесятницы «возможно, величайшей во всем литургическом году». Это может показаться немного странным, ведь восемь дней после торжества Пасхи должны обладать более высоким статусом. Возможно, так оно и есть, однако в психологическом плане Октава Пятидесятницы могла выходить на первое место – ведь если попразднование пасхального воскресения и без того длится семь полных недель, то неделя между торжеством Сошествия Святого Духа и торжеством Пресвятой Троицы служила для верующих важным переходным этапом, своего рода мостиком между исполненным радости периодом пасхального времени и спокойным и продолжительным сезоном времени «в течение года» (per annum), которое в русском языке мы называем «рядовым». Ныне этого мостика нет, и у многих складывается ощущение, что первый «зеленый» понедельник возникает как бы «ниоткуда», без всякой связи с предшествовавшей ему грандиозной симфонией Великого Поста и Пасхального времени. До реформы литургический год имел ярко выраженный пневматологический характер, Святой Дух как бы пронизывал его насквозь, и 23 воскресенья перед Адвентом носили не навевающее скуку имя «рядовых», а назывались «воскресеньями после Пятидесятницы», что постоянно обращало взор верующих к литургическому сердцу года – Пасхальной Тайне.

Тем не менее, и в обновленной литургии сохраняется некое продолженное празднование Пасхи – в виде привязанных к ее дате праздников, следующих за Пятидесятницей. Уже в ближайшее воскресенье мы будем праздновать торжество Пресвятой Троицы. Это торжество восходит к IX веку и было включено в общий календарь Римской Церкви в XIV веке. Его празднование в первое же воскресенье после окончания Пасхального времени можно рассматривать как своего рода завершение всех предыдущих торжеств. Дело искупления является деянием всей Пресвятой Троицы, оно по сути своей глубоко тринитарно: Отец посылает Своего Сына на землю, «ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного» (Ин 3, 16). Иисус Христос, Сын Божий, стал человеком и претерпел смерть ради нашего спасения. Он искупил нас и сделал нас детьми Божиими; Он же является Первосвященником, с которым мы соединяемся, совершая любые богослужения. После Своего Вознесения Христос посылает нам Святого Духа Утешителя, который становится нашим наставником, указывая нам истину.


Торжество Пресвятой Троицы является как бы песнью благодарения Церкви за все духовные благодеяния, полученные в предшествовавшие рождественский и пасхальный периоды, в нем сосредоточены тайны, которые мы праздновали в Рождество, Богоявление, Крещение, Пасху, Вознесение и Пятидесятницу. Находясь в начале самого продолжительного отрезка литургического года, этот праздник указывает нам, что всякое воскресенье посвящено Пресвятой Троице, каждый воскресный день мы празднуем Триединого Бога и его спасительные деяния в истории человечества и в личной истории каждого из нас.

В четверг после торжества Пресвятой Троицы Церковь празднует торжество Пресвятых Тела и Крови Христа. Этот праздник был учрежден Папой Урбаном IV, который в 1264 году постановил отмечать его именно в этот день ради прославления любви нашего Спасителя, явленной в Пресвятой Евхаристии. Окончательно он утвердился в римской литургии в начале XIV века благодаря постановлениям Климента V и Иоанна XXII. Потрясающие по своей красоте и богословской глубине литургические тексты для него были написаны святым Фомой Аквинским. Праздник Тела Христова (Corpus Christi), как он назывался на протяжении нескольких веков, имеет совершенно очевидную связь с Великим Четвергом, когда Церковь вспоминает установление Таинства Евхаристии, и потому его положение в литургическом цикле более чем оправдано.

Торжество Пресвятого Сердца Иисуса, которое мы празднуем в пятницу после второго воскресенья по Пятидесятнице, и примыкающее к нему празднование Непорочного Сердца Пресвятой Девы Марии (которое с 2002 года является обязательным днем памяти) можно считать неформальным завершением пасхального цикла, началом которого является Пепельная Среда. Тексты литургии Пресвятого Сердца прославляют не знающее границ и условий милосердие Бога, и тем самым перекликаются с воскресеньем Божественного Милосердия, которое, следуя воле св. Иоанна Павла II, Церковь празднует во II-е воскресенье Пасхи. «Воспринял нас Господь в лоно Свое и в сердце Свое, вспомнив о милосердии Своем» – так молимся мы в Литургии Часов этого дня. Милосердие Бога – это не что-то внешнее, поверхностное, Он принимает человека «в Свое лоно», позволяет ему приблизиться настолько, насколько это возможно. Божественное милосердие – образ милосердия, которое должно воплощаться в нашей жизни, ибо «суд без милости не оказавшему милости; милость превозносится над судом» (Иак 2, 13). Наше милосердие и прощение нередко принимает обратное направление: простить для нас означает забыть, вытолкнуть из сферы своих интересов, избавиться от обжигающей душу обиды или осуждения, лишь потому, что они доставляют нам дискомфорт. Милосердие Бога имеет иную природу, из него рождается не безразличие, а любовь, и это то наставление, которым Церковь сопровождает своих верных в их переходе от периода «сильных времен» литургического года к рядовому времени, символизирующему будничную жизнь: милосердие – это не роскошь для праздников и особых случаев, милосердие – это любовь, проявляющаяся в повседневности. Можно провести целый ряд официальных мероприятий, посвященных милосердию, растянув их на целый год, можно отправить в кругосветные путешествия отряд «милосердных комиссаров» с неясными полномочиями, «но не в землетрясении Господь», а в веянии тихого ветра обычных человеческих отношений.

Благодаря Литургии Церкви мы имеем возможность посреди рутины «рядового времени» нашей жизни ощущать вкус Пасхи, распознавать знаки милосердной любви Бога и получать силы для того, чтобы наши сердца становились «подобными Сердцу Его». На практике это означает – освобождаться от эгоизма и самодостаточности своего существования, не закрывать свое сердце в непробиваемую капсулу, но позволять ему быть пронзенным нуждами и болью других людей. Это то, что чаще всего вызывает страх и отторжение, но это путь Христа, следование по которому делает осмысленным нашу жизнь, наше участие в Литургии, нашу принадлежность к Церкви. Это труд – тяжелый, черный, «рядовой», но это то иго и то бремя, которое Господь предлагает нам, и которое, по Его же словам «благо и легко».

Свящ. Георгий Cтaсюк
Первая публикация: Presbyter.eu