понедельник, 14 июля 2014 г.

Фотографии с Мессы на главном алтаре московского собора

27 июня, в день Святейшего Сердца Иисуса на главном алтаре московского кафедрального собора Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии была совершена Св. Месса согласно экстраординарной форме Римского обряда, за которой последовала адорация. Богослужение возглавил диоцезальный священник из Германии отец Томас Хубер.


Впервые в новейшей истории собора на его главном алтаре Месса по традиционному обряду была совершена публично. Раньше здесь служил согласно экстраординарной форме епископ Атаназий Шнайдер, но это было приватное богослужение ранним утром. Также в основном помещении собора несколько раз совершалась публичная вечерня по «старому» чину.

Фотографии Сергея Будаева (Una Voce):
https://www.flickr.com/photos/sealizard/sets/72157645404965032/

Фотографии Натальи Гилевой:
http://vk.com/album63277070_197856292

среда, 4 июня 2014 г.

«Теология освобождения»? Вчерашний день!

Выступая в конце мая в Риме, председатель Совета епископов Латинской Америки арх. Карлос Агиар Ретес заметил, что регион, к счастью, преодолел так называемую «теологию освобождения». «Все существенные персонажи «теологии освобождения» – очень пожилые люди, – сказал он, – и сама она как таковая – явление если еще не отмершее, то весьма архаическое».

«Некоторые представители «теологии освобождения» предпринимали попытки прояснить свое богословие, – добавил глава мексиканской архиепархии Тлальнепантла, – но это было в 1970-х и 80-х годах, а сегодня, благодарение Богу, нам доступна гораздо более разумная богословская рефлексия, не пренебрегающая необходимостью всестороннего освобождения человека». «Речь идет теперь не о классовой борьбе, не о конфронтации между богатыми и бедными, поскольку, как мы знаем, Церковь не считает ее путем к социальному освобождению». Революционное богословие, приверженцев которого много раз уличали в тесных связях с коммунистическими движениями и режимами в Латинской Америке, породило, по словам архиепископа, «социологический базис, не совпадающий с богословскими основаниями», вследствие чего и пришло в упадок.
Не пугайтесь роста сил, которые уже распадаются. Вы ошиблись часом – уже утро.
– Х. Бэллок. Цит. по: Г. К. Честертон. Ортодоксия.
Карлос Агиар Ретес родился в Мексике в 1950 году. Рукоположен в священный сан в 1973 г., в 1997 г. назначен епископом диоцеза Тескоко. С 2009 г. возглавляет архиепархию Тлальнепантлы. В 2011 г. был избран председателем CELAM – совета, объединяющего католических епископов из 21 страны Латинской Америки. В 1950-60-х годах эта организация считалась «прогрессивной» и выступала в защиту «теологии освобождения». Однако начиная с 1970-х к руководству в совете пришли сторонники более консервативных взглядов, следовавших линии Ватикана, который дважды, в 1984 и 1986 гг., осудил определенные положения «теологии освобождения», в особенности сходные с марксистскими идеями.

вторник, 3 июня 2014 г.

Чьи Соборы – Вселенские?

Отец Джон Ханвик, бывший англиканский клирик, принявший католичество и рукоположенный в священный сан в 2012 году, критикует богословскую позицию, которую занял архимандрит Роберт Тафт SJ. В своем блоге «Mutual Enrichment» о. Ханвик пишет, что в прошлом году архимандрит Тафт задавался вопросом: «Должны ли чисто римо-католические послесхизменные Соборы считаться Вселенскими Соборами неразделенной Церкви? И если да – то кто это сказал?»

«Тафт – византинист, – продолжает о. Ханвик, – и, разумеется, его внимание прежде всего уделено византийским православным. Но и другие вправе воспользоваться плодами его новой герменевтики. Уверен, что копты очень хотели бы получить ответ на вопрос: «Должны ли Соборы, проходившие без участия наших Отцов, считаться Вселенскими Соборами Неразделенной Церкви? И если да – то кто это сказал?» Но что там Халкидон. Ариане, дай им Бог здоровья, хотели бы знать: «Должны ли Соборы, проходившие без учета позиции Ария, считаться Вселенскими Соборами Неразделенной Церкви? И если да – то кто это сказал?» Так что понятно, куда следует засунуть Никейский Собор. Православным, разумеется, придется убрать из своих календарей неделю о Торжестве Православия и прочие литургические поминовения чисто халкидонитских послесхизменных Соборов.

Тафт, судя по всему, предполагает по умолчанию, что понятие «Церковь» включает в себя только «халкидонитов», то есть латинский Запад плюс византийский Восток. То есть в первом тысячелетии для него существовала «неразделенная Церковь», нравится то коптам с ассирийцами или нет, а потом наступила схизма, и «Церковь» разделилась. Все семь первых Вселенских Соборов, общих для халкидонитов-латинян и халкидонитов-византийцев, но неприемлемых для «древневосточных» общин, были подлинными Вселенскими Соборами неразделенной Церкви... так ли это, д-р Тафт? И если да – то кто это сказал? Говорит ли так Папа и Патриарх Александрийский? То, что обладатель столь выдающейся научной репутации пал жертвой настолько нелепого замкнутого круга аргументов, должно всем нам послужить грозным предупреждением».

«Кстати говоря, – продолжает о. Джон Ханвик, – известен ли кому-нибудь конкретный текст документа о II Ватиканском Соборе, подписать который требуют от францисканцев Непорочной? (И заодно – был ли этот текст одобрен Конгрегацией вероучения?)

Справедливо ли требовать от них подписания такого документа в то время, как профессор Тафт волен ставить под вопрос статус огромного большинства Соборов Церкви? Да, в общем-то, справедливо ли было лишать Кюнга преподавательской лицензии католического богослова из-за отсутствия у него энтузиазма по поводу I Ватиканского Собора, если Тафт может говорить всё, что ему угодно? Не надо ли теперь с глубочайшими извинениями отменить отлучение Дёллингера?

И если у римских властей, которые не трогают Тафта, есть проблемы с Братством св. Пия X, то в чем эти проблемы состоят?»