Поиск по этому блогу

понедельник, 23 августа 2021 г.

Епископ Роберт Муцаертс: «Папа выстрелил себе в ногу»

Папа Франциск пропагандирует «синодальность»: все имеют право высказаться, всех надо услышать. Этот принцип не слишком очевиден в недавно изданном послании «Traditionis custodes», «императорском указе» [*], который должен немедленно положить конец традиционной латинской Мессе. Тем самым Франциск жирной чертой перечеркивает «Summorum Pontificum», послание Папы Бенедикта, которое давало старой Мессе широкие возможности.

* В оригинальном тексте употреблено слово oekaze, заимствованное из русского языка. — прим. ред.


Тот факт, что Франциск обращается к аргументу силы без обсуждения, показывает, что он теряет авторитет. Это стало очевидным, когда Конференция епископов Германии проигнорировала замечания Папы относительно «синодального пути». То же самое произошло в Соединенных Штатах, когда Папа Франциск призвал Конференцию епископов отказаться от разработки документа о достойном принятии Причастия. Вероятно, Папа решил, что на этот раз лучше будет давать не советы, а вынести судебный приговор — ведь речь о традиционной Мессе!

Употребляющаяся в документе лексика очень похожа на объявление войны. Все Папы, начиная с Павла VI, оставляли лазейки для старой Мессы. Если и вносились какие-либо изменения, они не были значительны — например, индульты 1984 и 1989 годов. Иоанн Павел II был убежден, что епископы должны щедро давать разрешения на служение Тридентской Мессы. Бенедикт своим «Summorum Pontificum» распахнул дверь настежь: «Что считалось священным прежде, священно и теперь».

Франциск с грохотом захлопнул эту дверь в «Traditionis custodes». И это выглядит как предательство и пощечина его предшественникам.

Церковь вообще никогда не отменяла литургий. Даже Тридентский Собор этого не делал. Франциск полностью порвал с этой традицией. В motu proprio содержатся краткие и четкие указания и приказы. В сопроводительном письме содержатся более подробные объяснения. Этот документ также содержит много фактических неточностей. Одна из них — утверждение, что Павел VI после Второго Ватиканского Собора сделал то же самое, что и Пий V после Тридентского. Это утверждение совершенно не соответствует действительности. Вспомните, что в Тридентское время в употреблении находилось много переписанных манускриптов, и в разных местностях возникли различные локальные литургии. Царила путаница.

Тридентский Собор стремился восстановить литургии, убрать неточности, убедиться в ортодоксальности богослужебных текстов. Тридентский Собор не интересовало ни переписывание литургии, ни новые дополнения, ни новые евхаристические молитвы, ни новый лекционарий, ни новый календарь. Все дело было в обеспечении непрерывной органической преемственности. Миссал 1570 года восходит к миссалу 1474 года и так далее — вплоть до IV века. Преемственность прослеживается с IV века и дальше. С XV века — еще четыре века преемственности. Время от времени вводились, в крайнем случае, незначительные изменения — новый праздник, новое воспоминание какого-нибудь святого или новая рубрика.

В соборном документе «Sacrosanctum Concilium» Второй Ватиканский Собор потребовал литургической реформы. В целом это был достаточно консервативный документ. Латынь сохранялась, григорианское пение по-прежнему должно было занимать свое законное место в литургии. Однако изменения, наступившие после Собора, значительно отступили от соборных документов. Печально известный «дух Собора» невозможно найти в самих его текстах. В новом миссале Павла VI было сохранено лишь 17% молитв старого Тридентского миссала. Здесь трудно говорить о преемственности, о каком-либо органическом развитии. Папа Бенедикт XVI это признавал, и поэтому дал такой простор для старой Мессы. Он даже указал, что не требуется особого разрешения для ее служения («что было священным прежде, остается священным и теперь»).

И вот Папа Франциск делает вид, что в своем motu proprio заботится об органическом развитии Церкви, что полностью противоречит действительности. Делая латинскую Мессу практически недоступной, он окончательно порывает с извечной литургической традицией Римско-Католической Церкви. Литургия — не игрушка в руках Пап; она — наследие Церкви. Старая Месса — вопрос не ностальгии или вкуса. Папа должен быть хранителем Традиций; Папа — садовник, а не ремесленник. Каноническое право — это не просто вопрос позитивного права; также существует понятие естественного права и Божественного права, и, более того, существует такая вещь, как Традиция, от которой нельзя просто отмахнуться.

То, что делает здесь Папа Франциск, не имеет никакого отношения к евангелизации, и еще меньше — к милосердию. Это похоже на идеологию.

Зайдите в любой приход, где служат старую Мессу. Что вы там увидите? Людей, которые всего лишь хотят быть католиками. Они вообще не вступают в богословские диспуты, не противостоят Второму Ватиканскому Собору (хотя и против того, как именно он воплощается в жизнь). Они любят латинскую Мессу за ее святость, ее трансцендентность, за спасение душ, на котором она сосредоточена, за достоинство этой литургии. Там можно увидеть большие семьи, людей, которые чувствуют себя как дома. Ее очень мало где служат. Почему Папа Римский хочет отказать людям в этом? Я возвращаюсь к тому, о чем говорил ранее: это идеология. Это «либо Второй Ватиканский Собор — включая его реализацию, со всеми ее отклонениями, — либо ничего!» Относительно небольшое число верующих (число которых, кстати, растет по мере того, как рушится Novus Ordo), которые чувствуют себя как дома в традиционной Мессе, должно быть и будет искоренено. Это идеология и зло.

Если только вы действительно хотите евангелизации, хотите быть подлинно милосердными, хотите поддерживать католические семьи, вы будете чтить Тридентскую Мессу. И вот теперь, согласно motu proprio, старую Мессу нельзя служить в приходских церквях (а где тогда?!); нужно прямое разрешение епископа, который может позволить ее лишь в отдельные дни, для тех, кто будет рукоположен в будущем и захочет отслужить Старую мессу, епископ должен обратиться за советом в Рим. Какой диктаторский, не пастырский, немилосердный подход!

В статье 1 своего motu proprio Франциск называет Novus Ordo (нынешнюю Мессу) «единственным выражением lex orandi Римского обряда». Поэтому он больше не различает обычную форму (Павла VI) и экстраординарную форму (Тридентскую Мессу). Всегда говорили, что обе они, а не только Novus Ordo, служат выражением lex orandi. Опять же, старую Мессу никогда не отменяли! О многочисленных литургических злоупотреблениях, которых якобы более чем достаточно во множестве приходов, я никогда не слышал от Бергольо. В приходах можно всё — кроме Тридентской Мессы. На бой со старой Мессой и ради ее уничтожения брошены все силы.

Почему? Господи, почему? Что это за навязчивая идея, ради которой Франциск стремится уничтожить, «стереть с лица земли» [*] эту небольшую группу традиционалистов? Папа должен быть стражем традиции, а не ее тюремщиком. Если «Amoris laetitia» явила миру верх двусмысленности, то «Traditionis custodes» —предельно ясное объявление войны.

* В оригинальном тексте на нидерландском языке употреблено немецкое слово ausradieren, которое часто использовал Гитлер в контексте фразы «wir werden ihre Städte ausradieren» — «мы уничтожим (букв. «сотрем») их города». — прим. ред.

Я подозреваю, что Франциск этим motu proprio выстрелил себе в ногу. Общество св. Пия Х ждут хорошие новости. Они, вероятно, никогда не могли себе представить, насколько будут обязаны Папе Франциску…

Монсеньор Робертус Муцаертс,
вспомогательный епископ Синт-Хертогенбоса, Королевство Нидерланды
оригинал на нидерландском языке опубликован в личном блоге епископа под заголовком «Злокозненный указ Папы Франциска»

перевод: Станислав Струтинский, Una Voce Russia

Комментариев нет: