Поиск по этому блогу

воскресенье, 20 сентября 2015 г.

Лицом ко Кресту

Автор статьи, которую мы предлагаем вашему вниманию, принадлежит к Халдейской Католической Церкви. Это одна из Восточных Католических Церквей, восстановившая полноту общения со Святым Римским Престолом в середине XVI века (современная иерархия восстановлена в XIX в.) В Османской империи и затем в пришедших ей на смену арабских государствах халдо-католики неоднократно подвергались жестоким гонениям. В наши дни их численность, по оценкам, составляет около полумиллиона человек. Как и весь ассирийский народ, к которому они принадлежат, халдеи расселены по всему свету.

Богослужебный обряд Халдейской Католической Церкви относится к восточно-сирийской литургической семье, сложившейся в первые века христианства на территории Парфянской, а затем Сасанидской империи. В наше время он претерпевает попытки реформирования «в духе современности» с максимальным приближением к латинскому Novus Ordo, которые, однако, не всегда встречают одобрение со стороны верных. Статья Ричарда Кассаба, опубликованная на английском языке на частном халдейском сайте Kaldaya.net – яркий пример полемики по одному из ключевых для современности литургических вопросов. Полагаем, что она будет интересна и российским католикам всех обрядов. – Переводчик.

Лицом ко Кресту

Ричард Кассаб

В страхе, смятении, унынии ждали воины-шотландцы начала битвы на Стерлингском мосту. Некому было возглавить их. Некому было повести их в бой, дав им смелость сразиться с англичанами. И тут появился – верхом на коне, в окружении своих ближайших друзей – Уильям Уоллес. Зная, как нужна шотландцам отвага и как не хватает им вдохновляющих слов, он выехал вперед, повернулся лицом к войску и стал говорить о том, что значит эта битва и почему они должны сражаться. Закончив недолгую речь, Уоллес вновь развернул коня – теперь оказавшись спиною к шотландскому воинству – и, встав во главе солдат Шотландии, повел их к победе.

Не знаю, кто счел бы «невежливым» то, что предводитель повернется к людям спиной, если ведет их к какой-то цели и сам идет впереди. Вполне естественно для того, кто ведет за собою других, иметь их за своей спиною. В фильме «Храброе сердце» мы несколько раз видим, как Уоллес ведет своих людей в бой. И ни разу он при этом не располагается лицом к ним. Значит ли это, что ему нет дела до следующих за ним? Конечно, нет – наоборот! Он хочет, чтобы они сосредоточились на цели, ждущей их впереди, а не на нем самом. Так что хотя формально можно сказать, что Уоллес «повернулся к народу спиной», честнее было бы заметить, что он вместе со своими людьми обращается лицом к цели.

«Храброе сердце» – всего лишь кинофильм, но в любом сценарии, самом фантастическом или самом реалистичном, глупо было бы вообразить себе кого-то, кто ведет людей к какой-то цели, при этом повернувшись к ним лицом. Предводители обращаются к народу только тогда, когда в этом есть смысл. Вспомним еще раз сцену, когда Уоллес произносит перед воинами речь, чтобы вселить в них отвагу. Само собой, он делает это, обратившись к ним. Когда говоришь с кем-то, естественно и логично повернуться к нему. Будь то приветствие, беседа, деловой разговор или даже совместный обед – естественным и типичным будет расположиться лицом друг к другу. А касается ли это литургического богослужения?

Поскольку целью Мессы является поклонение Богу, то и направление, в котором священник должен вести, а народ – следовать за ним, это направление к Богу. Необходимости смотреть на священника нет, поскольку не ему, а Богу мы поклоняемся, вознося хвалу. И не с народом беседует священник во время евхаристической молитвы. Так что же в это время происходит? Почему священнику нет смысла оборачиваться к прихожанам? В своей книге «Дух литургии» Папа на покое Бенедикт XVI, в то время – кардинал Ратцингер, очень хорошо объясняет это, говоря: «...общее обращение к востоку во время Евхаристической молитвы сохраняет свою важность. Речь идет не о случайных обычаях, а о самой сути Литургии. Смотреть на священника не обязательно.

А вот на Господа – непременно нужно»[1]. И потому неудивительно, что с самых древних времен священник во время основной части Мессы всегда обращался к востоку. И хотя эта традиция восходит к самой глубокой древности, Папа на покое Бенедикт обосновывает необходимость следовать ей отнюдь не «романтикой» старых дней и «ностальгией» по ним. Напротив – во всей главе, посвященной этой теме, он объясняет, что обращение к востоку означает взгляд, устремленный к Богу, и позволяет «вновь обрести нечто важное».

«Важно», «естественно», «логично» – все эти слова вполне уместны, когда объясняешь, в какую сторону лицом должен стоять священник во время Мессы. И хотя Второй Ватиканский Собор позволил (отнюдь не потребовал!), чтобы священники латинского обряда во время Мессы располагались лицом к народу, к Церквам восточных обрядов, в том числе к халдейскому, это никогда не относилось и не должно было относиться. Собственно говоря, официальные руководства по применению норм Канонического Права прилагают все усилия, чтобы указать самым ясным и недвусмысленным образом: «Подобная практика [т. е. молитва лицом на восток. – прим. пер.], которой во многих Восточных Католических Церквах угрожает новое, недавнее латинское влияние, имеет, таким образом, подлинную ценность и должна сохраняться как истинно созвучная восточной литургической духовности»[2].Современному человеку она, быть может, не покажется имеющей «подлинную ценность» или «истинно созвучным» с нашей духовностью. «Бог повсюду, – скажет такой оппонент, – так какая разница, куда смотреть?» Занимать такую позицию значит пренебрегать авторитетом и мудростью Церкви. Вместо того, чтобы игнорировать Церковь, лучше задаться вопросом: «Почему Церковь говорит об этом так ясно? Почему она объявила непослушание вне закона?» Именно потому, что противники этого великолепного жеста намеренно (или же по невежеству) добились почти что полного его исчезновения, Церковь сочла необходимым внести его в Каноническое Право, дабы защитить от утраты прекрасное достояние, принадлежащее всей Вселенской Церкви. Мы говорим здесь, конечно, не только о научном анализе Папы на покое Бенедикта, но и о том, что Церковь распорядилась защитить то, что сочла ценным.

Сия традиция обращения лицом ко Кресту – не просто нечто естественное, историческое и законное в Халдейской Церкви, но и явно и очевидно основана на Писании. Учитель Церкви св. Иоанн Дамаскин так подводит итог библейского свидетельства:

«Итак, так как Бог есть духовный свет (1 Иоан. 1, 5) и Христос в Писании называется Солнцем правды (Мал. IV, 2) и Востоком (Зах. III, 8), то и должно посвятить для поклонения Ему восток. (...) И еще Писание говорит: насади Бог рай во Едеме на востоцех и введе тамо человека, егоже созда (Быт. II, 8) (...) И скиния Моисеева имела завесу и чистилище на восток; и колено Иудино, как имевшее предпочтение пред другими, располагалось на восток; и в знаменитом храме соломоновом врата Господни находились на востоке. Но и Господь распятый взирал на запад, и таким образом мы поклоняемся, устремляя к Нему взоры. И восходя (на небо). Он возносился к востоку, и так Ему поклонились апостолы, и Он такожде приидет, имже образом видели Его идуща на небо (Деян. I, 11), как сказал и Сам Господь: Якоже молния исходит от восток и является до запад, тако будет и пришествие Сына человеческого (Матф. XXIV, 27)»[3]

Список библейских отсылок у св. Иоанна не исчерпывающий, но достаточный, чтобы дать читателю представление о том, в каком направлении стоит обращаться для почитания Бога. Проигнорировать свидетельство Писания в этом вопросе было бы трагично. Посмотрим на последнюю из приведенных цитат. Этот стих прямо связан со Вторым Пришествием Иисуса: «Как молния исходит от востока...» (Мф. 24:27). Что столь ценное для ранних христиан утратили в своем мировоззрении мы, сегодняшние? Именно Его Второе Пришествие, символически подобное восходу солнца, которого мы ожидаем, глядя на восток. Итак, мы молимся Ему, обращаясь к востоку, в том направлении, куда Он ушел и откуда придет вновь. И даже там, где храм в силу своей архитектуры не приспособлен для молитвы лицом на восток, Папа на покое объясняет, что «крест может послужить „востоком“ веры», становясь общей точкой сосредоточения внимания священника и молящейся общины. Сколь выразительное описание нашего способа богопочитания, библейски и исторически восходящего от Ветхо- и Новозаветных времен к нынешней надлежащей форме литургического служения!

Понимание его важности – вопрос далеко не только послушания церковному учительству. Дело не только в том, чтобы следовать установленным правилам. Рядовые пехотинцы выполняют предписания устава потому, что обязаны это делать; воины же – потому, что верят в эти предписания. Чтобы поверить в это драгоценное сокровище, очень важно понимать, что литургия, и особенно – литургия Евхаристии, это не разговор между священником и народом, а диалог между Церковью и Богом. Давайте же поймем это, как понял святой Августин, который, произнеся обращенную к народу проповедь, говорил затем: «Conversi ad Dominum Deum» («Обратимся ко Господу Богу»)[4]. Этот символический жест, как и многое другое в литургии, претворяется в самый надлежащий, естественный, законный, исторический и библейский способ богослужения, а значит – в то, что наша Церковь призвана защищать и чему призвана следовать. С этим пониманием становится ясно как день и ночь, как именно Церковь должна поступать. Халдейская литургия требует, чтобы священники обращались лицом ко кресту, но оглядитесь по сторонам, и вы увидите, что почти во всех халдейских епархиях это указание нарушается. Что причиной тому – недостаток знания истории, Писания, церковного законодательства или чего-то еще – непонятно. Но это и неважно. Налицо чрезвычайное количество пренебрежения и злоупотребления в вопросе, который совершенно ясен, важен и содержателен. Следовательно, каковы бы ни были причины этому, мы должны молиться, чтобы наша Церковь обрела послушание и веру в то, за что она все эти века сражалась и проливала свою кровь – а именно в нашу литургию.



1 Joseph Cardinal Ratzinger, The Spirit of the Liturgy (pg. 81). Русский перевод этой главы см.: www.unavoce.ru/library/ratzinger_ad_orientem.html

2 Section 107: APPLYING THE LITURGICAL PRESCRIPTIONS OF THE CODE OF CANONS OF THE EASTERN CHURCHES. Русский перевод этого раздела инструкции см.: blog.unavoce.ru/2010/01/blog-post.html

3 Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Книга IV, глава 12. Перевод цитируется по изданию: Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры.— Москва, 1992. — Настоящее издание вопроизводит текст по 1-му тому "Полн. собр. творений" Св. Иоанна Дамаскина, 1913 года.

4 www.preces-latinae.org/thesaurus/Pater/CadDD.html

Комментариев нет: