Поиск по этому блогу

воскресенье, 22 марта 2015 г.

К хиротонии еп. Фора

19 марта 2015 года в монастыре Св. Креста в Нова-Фрибургу (Бразилия) епископ Ричард Уильямсон посвятил в епископский сан свящ. Жан-Мишеля Фора. Эта хиротония была совершена без папского мандата и в принципе, согласно канону 1382 действующего Кодекса Канонического Права, карается отлучением latae sententiae, зарезервированным за Апостольским Престолом. Правда, сам Апостольский Престол пока что никак на случившееся не прореагировал, хотя многие католические СМИ уже провозгласили обоих – и Уильямсона, и Фора – отлученными от Церкви. Но они действовали по собственной инициативе, а в Риме, судя по всему, предпочитают делать вид, что ничего не произошло.

Монс. Уильямсон – не единственный епископ, называющий себя католиком и при этом совершающий хиротонии без одобрения Святого Престола. Гораздо шире это явление распространено в материковом Китае, где под патронажем компартии действует многомиллионная «Католическая патриотическая ассоциация». Ее руководство признаёт Римского Папу «духовно», но отрицает его юрисдикцию, поэтому кандидатуры новых «ординариев» согласует не с Апостольским Престолом, а с управлением по делам религий. (Епископов, верных Риму, на эти церемонии привозят под конвоем – по крайней мере, так было в 2011 году на хиротонии «патриотического» епископа Иосифа Хуан Бинчжана).

С самого своего начала, вот уже полвека традиционное движение в Католической Церкви стремится жить и работать, подчиняясь законным церковным властям во всём, что не является грехом. Границу, которую мы не можем – non possumus – переступить, после которой начинается соучастие в грехе, каждый так или иначе определяет для себя сам, но общий принцип остается общим принципом. А для приверженцев «линии Уильямсона», вставших на позиции так называемого «Сопротивления» (Resistance), как видно, неприемлемым является само подчинение церковным властям как таковое. То же можно сказать и о китайских «патриотах». Просто для них повиновение Святому Престолу невозможно потому, что Ватикан находится за пределами Китая, а для еп. Уильямсона – потому, что волей Божьей или Божьим попущением определенные должности там занимают люди грешные и несовершенные, не отвечающие тем высоким стандартам, которые он сам для себя установил. Результат, однако, один: неподчинение, провозглашавшееся когда-то как вынужденная мера, приобретает в глазах тех, кто к нему привык, самостоятельную ценность.

Джотто.
Сон Иннокентия III
(фрагмент Легенды о св. Франциске). 
Это – та самая схизматическая ментальность, об опасности возникновения которой предупреждал кардинал Кастрилльон. Она, конечно же, присуща далеко не только отдельным представителям «правого фланга». Взять хотя бы недавнее заявление немецких епископов-модернистов, суть которого сводится к слогану «Мы – не филиал Рима». Скажу даже больше: схизма начинается везде, где – пусть даже под лозунгами верности Папе и соборному Учительству – преподают учение иное, нежели вечное учение Католической Церкви (поскольку ересь ведет к схизме неизбежно); где перестают ощущать себя частью единого организма Церкви – Тела Христова – действующего на земле уже две тысячи лет, придумывая вместо этого какую-нибудь «современную церковь». Но наша задача как чад Традиции – не вносить свою «скромную лепту» в разрушение церковного здания (эту задачу модернисты с огромным задором и немалым успехом осуществляют и без нас), а наоборот – складывать из «живых камней» колонны, контрфорсы и подпорки, чтобы хоть как-то укрепить шатающиеся стены и съезжающую набок крышу.

Если оставаться в рамках реализма, существуют два подхода к той ситуации, в которой мы оказались по итогам последних десятилетий. Либо мы хотим, чтобы Св. Традиция постепенно, шаг за шагом вернулась на свое законное место главной силы, движущей Воинствующей Церковью; либо нас вполне устраивает существование в неком комфортном гетто за пределами церковной ограды – а внутри будь что будет. Всякому, кто взглянет трезво и непредвзято, станет ясна правота слов Папы Павла VI: «Дым сатаны проник в Церковь». Действительно, от дыма очень душно. Можно либо закрыть лицо мокрым платком и начать где-то тушить, а где-то проветривать, либо с криком «пожар, пожар!» выбежать наружу – и пусть горит. Второй путь гораздо проще и по-человечески приятнее; если пойти первым путем, то придется приложить очень много трудов – как явных, так и скрытых от посторонних глаз; вполне возможно – претерпеть несправедливые гонения, какие терпят сегодня францисканцы Непорочной и многие другие. (Это, впрочем, не новость: святого Петра Веронского в XIII веке подвергали прещениям, а святую Жанну д’Арк вообще сожгли на костре как ведьму). В общем-то, это Крестный Путь. Но любой, кому случалось путешествовать в дикой местности, знает: выбирать надо не ту дорогу, которая легче, а ту, которая ведет к цели.

Олег-Михаил Мартынов

Комментариев нет: