Поиск по этому блогу

воскресенье, 23 января 2022 г.

О послушании Второму Ватиканскому Собору в литургических вопросах

Сторонники богослужебной реформы 1970-х годов нередко упрекают ее противников — тех, кто предпочел бы сохранить или, в меру своих сил, действительно сохраняет основные литургические практики предыдущих полутора-двух тысячелетий — в непослушании: ведь те, дескать, отвергают предписания Второго Ватиканского Собора. Допустим. Но когда вы снова услышите эти упреки или сами решите их озвучить, прошу вас: посмотрите на литургическую жизнь своего прихода и сопоставьте ее со следующими цитатами, взятыми главным образом из основного соборного документа, посвященного данной теме — Конституции о священной Литургии «Sacrosanctum Concilium», принятой 4 декабря 1963 г. Мы, может быть, непослушны ей. А вы?

Литургическая музыка

«Григорианское пение Церковь признает свойственным римской Литургии. Поэтому в литургических действах, при равенстве в прочих условиях, ему следует уделять первостепенное место» (Sacrosanctum Concilium, 116). При этом «отнюдь не исключаются и другие виды священной музыки, особенно многоголосие [лат.: polyphonia]» (там же). «Следует усердно поддерживать хоры певчих [лат.: scholae cantorum], особенно при кафедральных соборах» (SC 114). Очевидно, что такие хоры, или схолы, должны исполнять музыку, предназначенную для духовного хора — будь то григорианский хорал или полифонические произведения, скажем, творения Палестрины — а не поп-песни.

«Музыкальная традиция всей Церкви представляет собою неоценимую сокровищницу, превосходящую прочие виды искусства» (SC 112). Очевидно, отказ от «устаревших» духовно-музыкальных произведений, а тем более — запрет включать их в литургию, плохо сочетается с этим утверждением Собора. «Сокровищницу священной музыки надлежит хранить и развивать с величайшей заботой» (SC 114), а не уничтожать и не вытеснять в концертную сферу. Заметим, что в латинском оригинале документа об этой сокровищнице говорится «servetur et foveatur»: первый глагол означает «беречь, сохранять», а второй — «благоприятствовать, оказывать поддержку» и даже «лелеять». Кажется, о развитии речь здесь не идет; сама по себе идея органического развития вряд ли может быть сочтена порочной, но всё же перевод должен как можно точнее отражать смысл оригинала.

Отдельно говорится, что «в латинской Церкви следует высоко ценить орган как традиционный музыкальный инструмент, звуки которого способны придать дивное великолепие церковным торжествам и стремительно вознести души к Богу и к небесам. Прочие же инструменты могут быть разрешены к использованию в богослужении <…> в той мере, в какой они подходят или могут подойти для использования в священнодействиях, отвечают достоинству храма и способствуют подлинному назиданию верных» (SC 120).

Язык богослужения

Хотя Собор допустил некоторое употребление народных языков в богослужении, он в то же время предписал «позаботиться о том, чтобы верные Христу умели совместно произносить и петь, причем также и по-латински, предназначенные им неизменяемые части чина Мессы» (SC 54). (Отец Луи Буйе, перит Собора и член комиссии по претворению в жизнь соборного документа о литургии, которой было поручено составление новых богослужебных чинопоследований — впоследствии вполне критически отзывавшийся об этой работе и ее результатах — говорил, что речь идет о тех частях, «которые любой способен выучить наизусть и петь: Kyrie, Gloria, Credo, Sanctus, Agnus Dei»).

В целом же «в латинских обрядах должно сохраняться использование латинского языка» (SC 36, § 1). (Исключение здесь составляют «случаи, предусмотренные партикулярным правом», например — глаголический обиход, распространенная до Собора в некоторых районах Хорватии и др. литургия, в целом соответствовавшая римской, но совершавшаяся на церковнославянском языке.)

В частности, «Согласно вековой традиции латинского обряда, в Литургии Часов клирики должны сохранять латинский язык» (SC 101, § 1). Пользоваться переводом на современный язык клирики могут только с разрешения ординария, в отдельных случаях, и если употребление латинского языка представляет для них «серьезное препятствие к надлежащему совершению Литургии Часов» (SC 101, § 2), то есть, видимо, если они не знают латыни в достаточной степени — не изучали ее в семинарии так, как того требует, в частности, Кодекс Канонического Права (см. ККП 1983 г., кан. 249: «В „Плане подготовки священников“ должно быть предусмотрено, чтобы воспитанники <…> прочно усвоили латинский язык»).

Кстати: «Утреня, как молитвы утром, и Вечерня, как молитвы вечером, по священной традиции всей Церкви должны считаться стержнем ежедневной Литургии Часов и совершаться соответственно» (SC 89a); «Пусть пастыри заботятся о том, чтобы важнейшие Часы, особенно Вечерня, по воскресеньям и наиболее торжественным праздникам совершались в храме совместно. Желательно, чтобы и миряне совершали Литургию Часов: либо вместе со священниками, либо собравшись в своей среде, либо даже каждый по отдельности» (SC 100). Практика совершать Вечерню совместно, духовенству при участии мирян, действительно существует, но… по большей части — в приходах, приверженных дореформенной литургии.

Возвращаясь к вопросу о языке богослужения, нужно заметить, что некоторое употребление народного языка Собором разрешено, но отнюдь не предписано: «полномочная территориальная церковная власть <…> вправе выносить решение о том, следует ли использовать современный местный язык и каким образом это надлежит делать» (SC 36, § 3) — т. е. может вынести и такое решение, согласно которому использовать его вообще не следует.

Народному языку «можно уделить больше места, прежде всего в чтениях и поучениях, в некоторых молитвах и песнопениях» потому, что это «нередко может оказаться весьма полезным для народа» (SC 36, § 2). Насколько нам известно, ответа на вопрос о том, разрешено ли вообще священникам совершать на народном языке Мессы без народа, никогда официально не было дано. В инструкции вышеупомянутой комиссии «Inter oecumenici» от 26 сентября 1964 г., например, говорится, что в миссалах, используемых для литургических целей, обязательно должен содержаться также и латинский текст (п. 57).

(В этой инструкции вообще много интересного; так, в п. 87 сказано, что хотя, оценив физическое, моральное, интеллектуальное и духовное состояние просителя, ординарий может дать клирику разрешение читать Часы на народном языке, это никоим образом не уменьшает обязанность священника латинского обряда изучать латынь. Совместное чтение Часов клириками in choro должно быть только на латыни (п. 85), а в бревиариях для тех, кто получил разрешение читать их на народном языке, также должен содержаться параллельный латинский текст (п. 89)).

В основу подборки материалов положена публикация Джеффри М. Островски на сайте «Corpus Christi Watershed». Цитаты: Конституция о священной Литургии (Sacrosanctum Concilium) — по пер. А. Коваля (редактор о. В. Шайкевич), М.: Паолине, 2004; Кодекс Канонического Права — по пер. А. Коваля (научный редактор о. С. Тимашов), М.: Институт св. Фомы, 2007.

среда, 20 октября 2021 г.

Слово архиепископа Вадуца о «Синодальном процессе» в Церкви

Папа Франциск объявил об открытии по всему миру так называемого «Синодального процесса», который теперь должен начать реализовываться в отдельных епархиях. В связи с этим секретариат Римского синода епископов уже опубликовал на различных языках ряд документов, ознакомиться с которыми можно в Интернете.

Я придерживаюсь мнения, что мы в нашей небольшой архиепархии можем по уважительным причинам отказаться от проведения столь комплексной, а иногда и откровенно сложной процедуры, которая в наших «широтах» рискует стать идеологически мотивированной.

С одной стороны, близкие отношения, существующие в наших приходах, позволяют пастырям и мирянам общаться друг с другом без проволочек и проблем. Таким образом, духовный контакт и общение по душам были и остаются возможными. Все, кто нуждаются в этом, могут начать диалог, прислушаться друг к другу, а также лично поддерживать общение с помощью инициатив, пожеланий и предложений, которое можно высказывать в рамках повседневной жизни Церкви. В приходских и церковных советах, в школьных, социальных и благотворительных, а также образовательных учреждениях между заинтересованными лицами уже существуют прочные отношения, в рамках которых возможно ответственное, тактичное и чуткое взаимодействие друг с другом.

С другой стороны, уже сейчас проходят консультации на различных уровнях, если говорить конкретнее — на уровне епархии, хотя на данный момент по причине пандемии не всегда подобные встречи можно проводить лично. Если же кто-то в нашей епархии желает высказать в письменной форме пожелания, вопросы и предложения по организации церковной жизни, он, как и прежде, может напрямую обратиться к архиепископу или к генеральному викарию. В «Руководстве (Vademecum) для синода о синодальности» — официальной инструкции для обсуждений в поместных Церквях — основная задача епископа определена так: слушать, а не принимать участие в больших дискуссиях и длинных дебатах. Нужно вслушиваться в то, что хочет нам сказать Святой Дух. Это слушание предполагает нашу молитву о духовном даре распознавания. Я бы хотел призвать в первую очередь к молитве об этом особенном даре и испросить для каждого Божия благословения на это.

15 октября 2021 года

✠ Вольфганг Хаас
архиепископ Вадуца

Оригинал опубликован на сайте архиепарии Вадуца (Лихтенштейн)
Перевод: Тимофей Исаев

Архиепархия Вадуца (Vaduz) и охватывает всю территорию княжества Лихтенштейн, ранее составлявшую один из деканатов швейцарского диоцеза Кур (Chur). Владыка Вольфганг Хаас (или Гааз; Wolfgang Haas, р. 1948), уроженец Вадуца, был епископом-коадьютором Кура с 1988 г., а в 1990 г. стал ординарием; вскоре у него возник конфликт с «прогрессивным» духовенством и мирянами, и в 1997 г. Папа Иоанн Павел II создал в Лихтенштейне отдельную архиепархию и назначил монс. Хааса ее главой.

Вадуц — одна из самых «миниатюрных» епархий в Католической Церкви: здесь всего 10 приходов. При этом по состоянию на 2017 г. в Лихтенштейне служил 21 диоцезальный и 10 монашествующих священников и было 6 семинаристов (при общем числе католиков 27 450 человек). Монс. Хаас известен как один из епископов, к которым обращается за рукоположениями духовенство Священнического братства св. Петра.

понедельник, 4 октября 2021 г.

Сыновняя просьба

Католики Польши (на момент этой публикации — более 13 тыс. человек) обратились к своим епископам со следующим прошением.

 

Досточтимые Владыки!

В связи с публикацией апостольского послания Папы Франциска «Traditionis custodes» и по праву «открывать пастырям Церкви своих нужды, особенно духовные» (ККП, кан. 212 § 2), обращаемся к вам, нашим пастырям, с сыновней просьбой о великодушном обеспечении пастырских нужд католиков, приверженных традиционной форме Римского обряда. Святой Отец в своем документе сохранил для епископов-ординариев такую возможность, а II Ватиканский Собор в Конституции о Священной Литургии «Sacrosanctum concilium» провозгласил, что «для Святой Матери Церкви все законно признанные обряды обладают равным правом и достоинством, и она хочет, чтобы в будущем они сохранялись и всячески поощрялись» (SC, 4).

С благодарностью вспоминая решения св. Иоанна Павла II, выраженные в motu proprio «Ecclesia Dei», а также Папы Бенедикта XVI — в motu proprio «Summorum Pontificum», которые позволили многим католикам укорениться в Католической Церкви в наиболее подходящей им духовности, обеспечившей рост в вере и благодати Таинств, просим благосклонно принять просьбы, которые ныне приносят миряне и священники, желающие сохранить традиционную форму Литургии и молитвы Церкви. Умоляем вас щедро использовать возможности, которые дает канон 87 § 1 ККП [1], и особенно просим о:

— сохранении всех существовавших до этого общин, так как они очень часто привлекали в Церковь не вполне воцерковленных, в том числе молодых мужчин,
— отсутствии ограничений для священников при частном совершении Святой Мессы,
— разрешении от запрета совершения Месс в приходских церквях.

Мы уверены, что обращение пастырей душ к подлинной формации и служение в этих общинах будет лучшим решением, нежели ликвидация мест совершения Мессы, которая приведет к тому, что, зачастую, целые семьи будут вынуждены каждое воскресенье преодолевать множество километров, чтобы участвовать в Святой Мессе в других городах или епархиях и даже в неепархиальных часовнях.

Мы хотим твердо заверить, что всеми силами стараемся созидать единство Церкви, решительно отмежевываясь от тех, кто инструментально использует традиционные формы благочестия, нанося тем самым вред большинству верующих, приверженных Традиционной Литургии.

В то же время мы видим в запрете и ограничении в наших епархиях Святой Мессы по традиционному Римскому обряду угрозу нового поля конфликтов внутри Овчарни Христовой. Потому что если пастыри отменяют то, что их предшественники назвали неизменным, это становится для верного католика в высшей степени неоднозначным. С одной стороны, в его сердце есть желание быть верным Церкви, Соборам и переданной через поколения вере, а с другой — сохранять верность нынешним пастырям, наследникам апостолов и предыдущих епископов. Как можно сохранить верность Традиции, которая предполагает послушание иерархам, когда иерархия запрещает соблюдение Традиции? Для нас, верных католиков, это делается непосильной ношей.

Поэтому мы обращаемся к вам, досточтимые епископы, с горячим и полным сыновней любви призывом: во имя вашего пастырского служения и вашей отцовской заботы, а также снисходя к нашей слабости, просим вас не возлагать на нас бремена, нести которые нам не по силам. Просим вас, чтобы распознание того, что Церковь многие века называла непреложным, не противоречило нашей сыновней привязанности к вам. Просим, чтобы мы могли видеть в наших пастырях лицо Церкви как общины, созидаемой в единстве с тем, что было свято для предыдущих поколений католиков, множества святых и блаженных.

Наша надежда питается вашим «Посланием к священникам» на Великий Четверг этого года, в котором вы заверяете, что понимаете заботу мирян о Литургии и ее притягательность в экстраординарной форме. Это вы, наши пастыри, писали тогда: «неоспоримым остается факт, что множество молодых людей привержены сегодня такому рвению о красоте совершения Евхаристии. Они ищут Христа и хотят обрести Его в Церкви. Это желание требуется прочесть заново. Опыт последних лет показывает, что молодежи требуется глубина духовной жизни и формации, укорененная в Литургии. Эту чувствительность нам следует заметить и развивать».

Заверяя вас в нашей молитве, благодарим за явленные до сего дня доброту и понимание, за помощь, оказанную мирянам и священникам, связанным с экстраординарной формой католической Литургии и еще раз просим вас великодушно обеспечить наши духовные и пастырские нужды.

Оригинал: www.synowskaprosba.pl. Перевод: Иван Слободенюк, Una Voce Russia

 

[1] Кан. 87 — § 1: «Всякий раз, когда диоцезный епископ сочтет, что это будет способствовать духовному благу верных, он может давать диспенсацию от дисциплинарных законов — как универсальных, так и партикулярных — вынесенных верховной властью Церкви для его территории или для подвластных ему лиц. Однако он не может сделать этого в отношении процессуальных и карающих законов, а также тех, диспенсация от которых особо сохраняется за Апостольским Престолом или за иной властью. § 2. Если обратиться к Святому Престолу будет затруднительно, а вместе с тем промедление будет заключать в себе опасность тяжкого ущерба, то любой ординарий может дать диспенсацию от этих законов, даже если право на таковую сохраняется за Святым Престолом, но лишь при том условии, что речь идет о диспенсации, которую Святой Престол обычно предоставляет в этих самых обстоятельствах; при этом остается в силе предписание кан. 291».