Поиск по этому блогу

среда, 4 июня 2014 г.

«Теология освобождения»? Вчерашний день!

Выступая в конце мая в Риме, председатель Совета епископов Латинской Америки арх. Карлос Агиар Ретес заметил, что регион, к счастью, преодолел так называемую «теологию освобождения». «Все существенные персонажи «теологии освобождения» – очень пожилые люди, – сказал он, – и сама она как таковая – явление если еще не отмершее, то весьма архаическое».

«Некоторые представители «теологии освобождения» предпринимали попытки прояснить свое богословие, – добавил глава мексиканской архиепархии Тлальнепантла, – но это было в 1970-х и 80-х годах, а сегодня, благодарение Богу, нам доступна гораздо более разумная богословская рефлексия, не пренебрегающая необходимостью всестороннего освобождения человека». «Речь идет теперь не о классовой борьбе, не о конфронтации между богатыми и бедными, поскольку, как мы знаем, Церковь не считает ее путем к социальному освобождению». Революционное богословие, приверженцев которого много раз уличали в тесных связях с коммунистическими движениями и режимами в Латинской Америке, породило, по словам архиепископа, «социологический базис, не совпадающий с богословскими основаниями», вследствие чего и пришло в упадок.
Не пугайтесь роста сил, которые уже распадаются. Вы ошиблись часом – уже утро.
– Х. Бэллок. Цит. по: Г. К. Честертон. Ортодоксия.
Карлос Агиар Ретес родился в Мексике в 1950 году. Рукоположен в священный сан в 1973 г., в 1997 г. назначен епископом диоцеза Тескоко. С 2009 г. возглавляет архиепархию Тлальнепантлы. В 2011 г. был избран председателем CELAM – совета, объединяющего католических епископов из 21 страны Латинской Америки. В 1950-60-х годах эта организация считалась «прогрессивной» и выступала в защиту «теологии освобождения». Однако начиная с 1970-х к руководству в совете пришли сторонники более консервативных взглядов, следовавших линии Ватикана, который дважды, в 1984 и 1986 гг., осудил определенные положения «теологии освобождения», в особенности сходные с марксистскими идеями.

вторник, 3 июня 2014 г.

Чьи Соборы – Вселенские?

Отец Джон Ханвик, бывший англиканский клирик, принявший католичество и рукоположенный в священный сан в 2012 году, критикует богословскую позицию, которую занял архимандрит Роберт Тафт SJ. В своем блоге «Mutual Enrichment» о. Ханвик пишет, что в прошлом году архимандрит Тафт задавался вопросом: «Должны ли чисто римо-католические послесхизменные Соборы считаться Вселенскими Соборами неразделенной Церкви? И если да – то кто это сказал?»

«Тафт – византинист, – продолжает о. Ханвик, – и, разумеется, его внимание прежде всего уделено византийским православным. Но и другие вправе воспользоваться плодами его новой герменевтики. Уверен, что копты очень хотели бы получить ответ на вопрос: «Должны ли Соборы, проходившие без участия наших Отцов, считаться Вселенскими Соборами Неразделенной Церкви? И если да – то кто это сказал?» Но что там Халкидон. Ариане, дай им Бог здоровья, хотели бы знать: «Должны ли Соборы, проходившие без учета позиции Ария, считаться Вселенскими Соборами Неразделенной Церкви? И если да – то кто это сказал?» Так что понятно, куда следует засунуть Никейский Собор. Православным, разумеется, придется убрать из своих календарей неделю о Торжестве Православия и прочие литургические поминовения чисто халкидонитских послесхизменных Соборов.

Тафт, судя по всему, предполагает по умолчанию, что понятие «Церковь» включает в себя только «халкидонитов», то есть латинский Запад плюс византийский Восток. То есть в первом тысячелетии для него существовала «неразделенная Церковь», нравится то коптам с ассирийцами или нет, а потом наступила схизма, и «Церковь» разделилась. Все семь первых Вселенских Соборов, общих для халкидонитов-латинян и халкидонитов-византийцев, но неприемлемых для «древневосточных» общин, были подлинными Вселенскими Соборами неразделенной Церкви... так ли это, д-р Тафт? И если да – то кто это сказал? Говорит ли так Папа и Патриарх Александрийский? То, что обладатель столь выдающейся научной репутации пал жертвой настолько нелепого замкнутого круга аргументов, должно всем нам послужить грозным предупреждением».

«Кстати говоря, – продолжает о. Джон Ханвик, – известен ли кому-нибудь конкретный текст документа о II Ватиканском Соборе, подписать который требуют от францисканцев Непорочной? (И заодно – был ли этот текст одобрен Конгрегацией вероучения?)

Справедливо ли требовать от них подписания такого документа в то время, как профессор Тафт волен ставить под вопрос статус огромного большинства Соборов Церкви? Да, в общем-то, справедливо ли было лишать Кюнга преподавательской лицензии католического богослова из-за отсутствия у него энтузиазма по поводу I Ватиканского Собора, если Тафт может говорить всё, что ему угодно? Не надо ли теперь с глубочайшими извинениями отменить отлучение Дёллингера?

И если у римских властей, которые не трогают Тафта, есть проблемы с Братством св. Пия X, то в чем эти проблемы состоят?»